Домой Новости Декан МГИМО Генри Сардарян о ситуации в Украине и будущем России в...

Декан МГИМО Генри Сардарян о ситуации в Украине и будущем России в интервью каналу «Царьград»

287
0

В интервью телеканалу «Царьград» декан Факультета управления и политики МГИМО, доктор политических наук Генри Сардарян ответил на вопросы по текущей ситуации в Украине, предателях родины и будущем России.

О чем говорил эксперт с ведущей телеканала.

О предателях

Ведущая:

Мы завершим специальную операцию в Украине, это совершенно точно и сделаем это с честью, четко и так как нужно. Вопрос в том, что будет дальше? Как страна должна относиться к людям, которые сейчас уехали из России, хотя находясь здесь, они получали от государства немалые деньги.

Генри Сардарян:

Граждане России должны понимать, что сейчас идет не только спецоперация в Украине, но и война со всем Западом. Все, что делают западные страны в нашем отношении – это война в гибридной форме через поддержку руководства Украины и попытки экономическими путями навредить нашему населению и руководству страны.

Закончится эта ситуация новым мироустройством. Сейчас мы боремся не только за то, чтобы у ДНР и ЛНР было безопасное будущее, люди там не подвергались больше бомбардировкам и обстрелам, дети могли жить спокойной и счастливой жизнью. Мы боремся за то, чтобы на мировой арене без России не решался ни один вопрос, чтобы мы перестали видеть отмашки от нас, если мы против каких-либо решений, к примеру, Совбеза ООН (как это неоднократно делали американцы), чтобы больше не существовало диктата одного государства над всеми остальными. Кроме России никто этому не воспротивится, это наша историческая особенность.

Спецоперация станет своеобразным водоразделом на «до» и «после». В том числе мы поменяем отношение ко многим вопросам в нашей внутренней политике. Да, в обществе должны существовать разные точки зрения, но только до тех пор, пока они работают на укрепление государства. Позиции русофобских, антигосударственных, ненавидящих нашу историю и культуру деятелей не могут быть допустимы.

Даже если снимут все санкции, мы не сможем сделать вид, что ничего не было. Мы понимаем для чего они. Западу кажется, что если лишить наше население сериалов, забегаловок и недорогой одежды это спровоцирует серьезный уровень внутриполитического напряжения. Они считают, что ширпотреб для наших людей важнее жизни людей в Донбассе, это оскорбительно. Конечно, это не значит, что после окончания спецоперации не нужно будет никого пускать обратно. Но сейчас для нас это благо – возникает возможность создать свои собственные альтернативы.

О судьбах интеллигенции

Ведущая:

Каким должно быть отношение к «персонам нетвойнистов», проявляющих якобы крайне гуманную позицию, но не разделяющих позицию власти?

 Генри Сардарян:

В нашей стране есть уникальное понятие «интеллигенция».  В других государствах такого термина не существует, есть «интеллектуал» — человек, занятый интеллектуальным трудом, он может поддерживать, а может не поддерживать власть, может заниматься или не заниматься политикой. В нашем случае мы разделяем интеллектуалов и интеллигенцию, у нас часто интеллигенцией воспринимаются те, кто выступает против власти – подобное восприятие складывается эмпирически, оно, конечно же, субъективно.

Если человек интеллектуал, он понимает, что государственная власть отвечает его ожиданиям и необходимо поддерживать государство, использовать свой потенциал в целях помощи, а в моментах проблем и недочетов – помогать решать их, а не вслепую критиковать. Обратная позиция чаще всего связана со страхом, в первую очередь страхом социальным – дизлайков, негативных комментариев и т.п. 80% населения России поддерживает спецоперацию и президента. Но они, как правило, не высказываются на этот счет, поскольку уверены во власти. Выступают именно те, кто против. И именно это создает ощущение массовости отношения людей против государства и президента. С этим стоит смириться, государство не может применять в таких случаях конкретных мер – лишить гражданства, запретить приезжать в Россию и т.п.

Не обязательно поддерживать государственную власть, но должно быть коллективное общественное сознание, общество должно ввести фильтры и понимать, что в моменты сложных ситуаций в своей стране люди, выступающие против собственной страны, не могут быть лидерами общественного мнения. В такие кризисные моменты, когда люди проявляют истинную сущность, должен формироваться перечень лидеров мнения, за которыми каждый следит и которым он доверяет.

О денацификации

Ведущая:

Осуществима ли задача денацификации в условиях угроз, исходящих от реальных людей в социальных сетях и соответствующего отношения и поведения людей?

Генри Сардарян:

Все осуществимо, но денацификация не может быть полностью осуществлена силами вооруженных сил Российской Федерации. В Украине принят большой объем законов, в том числе конституционных, героизирующих нацизм. Необходимо начинать сверху – менять законы, принимать законы, которые это запрещают. Должна поменяться образовательная и культурная политика. И этим, конечно, не могут заниматься вооруженные силы России, этим должно заниматься политическое руководство Украины и формирование этого политического руководства (по крайней мере, на местном уровне освобожденных территорий) – тот вопрос, который нельзя откладывать на потом. Исход ситуации во многом зависит от того, как пройдут переговоры. Запад однозначно готов воевать до последнего, ему нет дела до русских и украинских людей. Это понятно по характеру их поддержки – они предоставляют Украине стрелковое оружие, переносные зенитно-ракетные комплексы. Мы используем все возможности для переговоров с Украиной, чтобы постараться решить вопросы как можно раньше и как можно меньшими жертвами. Но если принятие условий Российской Федерации будет затягиваться, то ситуация завершится потерей государственности Украины. У России нет заинтересованности в том, чтобы в Украине не было государственности. Обратная пропаганда и все, что делается против России  не ново, это репетировалось через Black Lives Matters, где отрабатывалась массовая информационная истерика и война против конкретного субъекта. 

О «золотой молодежи» и МГИМО

Ведущая:

Каким образом МГИМО, который всегда ассоциировался с золотой молодежью, не охотно отстаивающей интересы России,можно уйти от этого образа? Как отрегулировать процессы выращивания в вузах России специалистов, смотрящих на свою страну «сквозь губу»?

Генри Сардарян:

Это миф. В МГИМО учатся совершенно разные дети – есть и дети губернаторов, министров. Но вне зависимости от статуса и материального положения, мы (в частности, Факультет управления и политики, где Генри Сардарян является деканом) готовим дипломатов, они должны четко понимать, что их задача – служить своей стране и приносить пользу России. Они должны делать так, чтобы позиции нашей страны только укреплялись, а национальные интересы были под надежной защитой. Мы отводим этому огромное значение и вкладываем колоссальные ресурсы.  

Мы гордимся нашими студентами, они настолько хорошо все понимают, подавляющее большинство рвется помочь в текущей ситуации. Они полностью готовы защищать свою страну.

 

Ведущая:

А смогут ли в МГИМО учиться дети Донбасса?

Генри Сардарян:

Да, летом 2022 благодаря Константину Малофееву – директору группы компаний «Царьград» в МГИМО на бесплатную основу по специальностям государственного управления и политологии смогут поступить 15 детей из Донбасса.

О тех, кто слушает и слышит

Ведущая:

Не кажется ли вам, что дипломаты это та профессия, которая в современном мире не нужна? Сейчас нас «слушают, но не слышат».

Генри Сардарян:

Нас не слышит 800 миллионов человек, а слышит 6 миллиардов. Работать необходимо и с теми, и с другими. Значит, дипломаты нужны, нужны наши представители в международных организациях – Россия не может стать островным государством, уйдя с международной арены, напротив – мы должны сделать так, чтобы мир двигался в том направлении, в котором нужно нам. Нашу позицию поддерживает огромное количество людей в разных странах, даже там, где в отношении нас существует определенная истерика.

О будущем страны

Ведущая:

Какой будет наша страна после всех происходящих событий?

Генри Сардарян:

Путь России – это здоровый консерватизм, как уже неоднократно заявлял наш президент. Мы не можем быть либеральным государством, либерализм – больная идеология, у которой нет связи с реальной природой человека, его миссией, с обществом. Также как не сочетается с характером нашей страны, особенностями нашего народа и марксизм. Наша государственная власть и народ объединены одной ценностной системой – именно консерватизмом. Будущее России абсолютно точно очень светлое, у нас впереди огромное количество побед. Обратите внимание, что каждую попытку мировой гегемонии разрушает именно наша страна. Россия – традиционная страна, в которой люди самых разных национальностей и вероисповеданий живут в мире, мы объединены православной культурой.